Magic Fata
Добро пожаловать на форум Magic Fata!
Пока ты не зарегистрировалась, можешь полазить по нашему форуму, может найдёшь что-нибудь что придётся тебе по вкусу)
Если ты зарегана, заходи на сайт и наслаждайся)



 
ФорумФорум  ЧаВоЧаВо  ПоискПоиск  ПользователиПользователи  ГруппыГруппы  РегистрацияРегистрация  ВходВход  

Поделиться | 
 

 Фанфик (не мой) Наруто "Под осенью листвы"

Перейти вниз 
АвторСообщение
MagicaWinx(ThreeJ)
Фея Чармикс
avatar

Сообщения : 58
Дата регистрации : 2010-05-03
Возраст : 22
Откуда : Планета Райнбоу

Ролка
Биография:

СообщениеТема: Фанфик (не мой) Наруто "Под осенью листвы"   Сб Май 29 2010, 11:08

Под сенью листвы.



Глава-1.

─ Ваше саке, господин, ─ прозвучал прямо над ухом голос молоденькой служанки.

Будто очнувшись от обморока или глубокого сна, человек в длинном чёрном плаще с капюшоном, закрывавшим лицо, вздрогнул, после чего некоторое время сидел, уставившись в одну точку, девушка хотела, было, повторить вопрос, но не успела она открыть рот, как посетитель небольшого трактира произнёс:

─ Спасибо, поставьте здесь.

Сделав, что ей говорили, та, к кому обращался гость, направилась к другому столику. Поразмыслив над чем-то ещё некоторое время, странный посетитель налил до половины маленькую пиалку и залпом выпил её, почти сразу же наполнив опять. Правда, на этот раз он не осушил её так быстро а, напротив, долго сидел над чашечкой, будто не зная, что с ней делать, и лишь спустя одну-две минуты, выпил содержимое маленькими глоточками. В третий раз взявшись за горлышко бутылки, человек после секунды раздумья отпустил его, затем, оставив на столе три монеты: две по пять и одну достоинством в половину рю, вышел из заведения.

Оказавшись на улице, и шёпотом выругавшись на почти кромешную темноту и противный моросящий дождичек, он сел на небольшого, но крепкого тёмно-гнедого коня, и поскакал в направлении мерцающих невдалеке четырёх красных огней и стольких же жёлтых, отмечавших, соответственно, местоположение крыши большой укреплённой пагоды и сторожевых башен. Проскакав где-то полпути, всадник свернул с мощённой дороги на небольшую кое-где заросшую кустарником тропку, проехав по ней шагом ещё немного, и, убедившись, что вокруг никого нет, он спрыгнул со своего скакуна и сложил (достаточно быстро и профессионально) несколько печатей, после чего последовал небольшой хлопок и на расстоянии вытянутой руки появилась точная копия ночного гостя небольшой деревушки. Швырнув клону поводья, последний заговорил, быстро, и, казалось, с некоторой долей пренебрежения в голосе:

─ Минут через пять вон там, ─ оригинал указал в сторону пагоды бывшей теперь за его спиной, ─ будут три коротких вспышки и одна длинная, как только их увидишь, веди лошадь к вот тем скалам, ─ он указал на чернеющие справа островерхие силуэты, ─ не очень спеши. Но, как только будешь там, быстро вскакивай в седло и скачи, что есть мочи, на юго-восток, возьми этот мешочек, откроешь его, как только тронешься, часах в полутора пути будет деревня ещё меньше, чем эта, в центре её стоит особняк, не пропустишь, привяжешь коня к его ограде и развеешься, если народу будет слишком много, зайдёшь куда-нибудь за угол, чтобы никто не видел, если будет погоня или слежка, скачи куда хочешь, главное побыстрее оторвись, и тогда развеешься, главное, чтобы никто, слышишь, никто не знал, что ты буншин, понял?

Тот, к кому обращались, молча кивнул.

─ Хорошо.

Круто развернувшись, говоривший стремительно и неслышно унесся во тьму…



Глава-2.

─ Ну вот, Хасирама кун, ─ продолжил свой весьма эмоциональный рассказ черноволосый молодой человек, с худым лицом, к которому очень хорошо шли небольшие круглые очки с синими стёклами. ─ Значит уклоняюсь я, а тут чувствую в ноге боль, причём не то, чтобы какая-то особенно сильная, а так, знаешь, как от укола внутримышечного, причём боль то сзади, «Ну, ─ думаю, ─ Мадара, ты дал! удар в спину получил, даже ещё чуть пониже…», глаза опускаю, а у меня из ляжки бамбуковое копьё торчит, причём не только остриё, но где-то вот на… Так, тебе чего? У нас, между прочим, за три часа заплачено! ─ Обратился он к худенькой девочке лет двенадцати, одетой в синее кимоно, и переминавшейся с ноги на ногу на пороге небольшого кабинета.

─ К Сэндзю Хисараме сама посыльный от Сэндзю Кенты сама.

─ А раз так, давай его сюда, ─ грубовато крикнул Мадара прежде, чем до адресата успел дойти смысл слов, сказанных служанкой.

На пороге комнаты появился асагиру средних лет, поклонившись присутствующим, он подал одному из них свиток с сургучной печатью, привешенной в явной спешке. Развернув послание, и несколько секунд поводив глазами по строчкам (причём, как, несмотря на опьянение, успел заметить его товарищ, два или три раза начиная с начала), старший сын владетеля небольшой деревни, изменился в лице и долгое время сидел, уставившись в одну точку.

─ Едем, ─ поднявшись, бросил он, ─ сейчас же!

─ Куда это?

─ К нам.

─ Далековато.

─ Ты можешь не ехать, ведь это мой отец погиб.

─ Что?! Ксо! Эй! Кто там?! Наших лошадей, быстро!

Дальнейшее друг Хирасавы узнал уже тогда, когда они в сопровождении ещё двух всадников мчались во весь опор, стремясь как можно скорее преодолеть расстояние, отделяющее страну Ветра от страны Огня. Чуть больше четырёх дней назад в кабинете его отца, словно из ниоткуда, появился таинственный незнакомец, представившийся одним из ниндзя-Защитников, объявил владельцу пагоды, что за преступление, совершённое более десяти лет назад (к слову сказать, давно прошённое предыдущим владыкой Огня, уже после этого наградившим одного из своих лучших самураев маленьким поместьем, дворов в двадцать, не больше), Сэндзю Даичи сама приговорён к смерти. Когда же «преступник» отказался совершать сэпоку на глазах у пришельца, потребовав предъявить ему соответствующие документы, тот, будто бы за ними, полез в складки своего плаща, но, вытащив оттуда небольшой арбалет, выстрелил в своего собеседника отравленной стрелой. Стоявший за дверью младший сын самурая Сэндзю Кента, услышав свист тетивы, и сообразив, что пришелец ─ не представитель дайме, ворвался в комнату, но не успел сделать ни одного взмаха своей катаной, так как был поражён такой же стрелой (арбалет оказался двойным), однако, не на смерть. Не прошло и суток, как он пришёл в сознание, продиктовал и велел отправить сообщение своему старшему брату, его же отца спасти не удалось, как сказал по этому поводу местный лекарь, на стреле, поразившей последнего, яда была чуть ли не в двое больше.

Вот, собственно, и всё, что было пока известно, вернее, почти всё, так как похожего всадника крестьянская милиция видела скачущим в направлении Хьюгагакуре ─ ещё меньшей по размерам деревни, контролировавшейся Хьюга ─ кланом Якудзы, чьё имя, собственно, и дало ей название. Этот же человек, или, быть может, кото-то, очень на него похожий, незадолго до описанных выше событий посещал расположенный в деревне трактир, где привлёк внимание хозяина и его помощницы своим странным поведением.

─ Бред. ─ Коротко бросил Мадара, когда выслушал рассказ. ─ Никакой он не Защитник.

─ Откуда ты знаешь?

─ Сэпоку у нас делается отравленными стрелами?

─ Нет, но…

─ Знаю, что ты хочешь сказать, оказавшись в соответствующей ситуации, он прибег к оружию, так? Допустим, хотя это и… Ну да ладно, ну а повод для казни? То преступление? Не ты ли мне рассказывал, что твой отец с лихвой искупил его? Материальные блага? Ну тогда во-первых, они бы работали не так, а во-вторых, бумага бы тебе не от брата пришла, если бы это вообще была бумага, а не такая же стрела… Твоему брату кстати тоже… И вот странность, человек оказался способным проникнуть в столь тщательно охраняемую пагоду, без особых затруднений убить некогда лучшего мастера кендзюцу и тайдзюцу во всей стране Огня, а на какого-то мальчишку у него не хватило яда?

─ Ты меня об этом спрашиваешь?

─ Нет, я тебе этим хочу сказать, что, скорее всего, он хотел, чтобы твой брат остался в живых...

─ Зачем?

─ Не знаю, вернее, догадываюсь, но чтобы…

─ Глупости ты говоришь, Мадара кун, ─ после некоторого времени, проведённого в совершенном молчании, произнёс Хисарама, ─ это не защитник, ладно, но… что Кента ни чан, слава Небесам, жив, так это… Ведь яд не на всех одинаково действует, да и профессионалы, в конце концов, способны ошибаться… Он мог купить маленький флакончик какого-нибудь жутко дорогого зелья, вроде яда цикуты, которая у нас не растёт или «медвежьей крови», которую вообще неизвестно из чего и как делают… и, случайно сдобрив большею его частью одну стрелу, другую, запасную, как он полагал, просто намазал тем, что осталось… Да всё, что угодно могло быть, но чтобы то, на что ты намекаешь… И, следуя твоей же логике, почему я то в таком случае ещё жив? Ведь он знал, где мы с тобой находимся и…

─ А я ничего не утверждал, ─ перебил Мадара, ─ я и права то такого не имею, по крайней мере, пока мы не прибыли на место…



Глава-3.

Словно вторя показным рыданиям женщин, и изредка повторяющимся сдержанным всхлипам юношей и подростков, скрипели обёрнутые белой тканью колёса погребальной повозки. Сходство издаваемых ими звуков с плачем было ещё больше из-за медленно ползущих по ним капель мелкого весеннего дождика, шедшего в Сэндзюгакуре последние пятьдесят дней. Старики-крестьяне поговаривали, что предыдущих владельцев деревни небожители оплакивали точно так же. Было это правдой, или всего лишь творением подверженного влиянию эмоций и суеверий рассудка людей, ведущих традиционный образ жизни, сказать трудно, хотябы потому, что тех, кто помнил прежних хозяев деревни, осталось совсем немного. Однако, к общей атмосфере горя, подавленности и с трудом сдерживаемых слёз, казалось, саму душу, делавших похожей на затянутое свинцово-серыми тучами небо, такая погода подходила как нельзя лучше.

Когда процессия длинной почти в четверть ри поднялась на небольшое плато, находившееся среди маленьких гор, или, вернее, остроконечных каменистых холмов, называвшихся Зубами Дракона, дождь неожиданно прекратился, и из зиявшей прямо над горизонтом прорехи в облаках, упал багрово-красный луч солнца, осветивший уже сложенный погребальный костёр, траурные мантии стоявших рядом с ним жрецов и ещё одного высокого и худого человека, прибывшего сюда раньше остальных.

Когда заупокойная молитва окончилась, и разгоняющие чёрно-серый дым языки пламени, сыпля искрами, взметнулись в уже тёмное небо, Учиха Мадара, наконец, получил возможность отозвать в сторону своего друга. Не отвечая на приветствия и упрёки в том, что он нарушил церемонию, молодой человек начал с вопроса настолько неожиданного, что почти сразу заставил собеседника забыть о подобных вещах (по его мнению, «полной ерунде»):

─ Знаешь, на какие деньги ведутся эти похороны?

─ То есть как? Н… на наши…

─ Ясно, что не мои, хотя клан Учиха вам в этом смысле и помог, но… в основном… Ты что, думаешь это деньги, полученные в качестве оброка с крестьян или захваченные твоим отцом, упокой Небо его душу, во время военных походов?

─ Других денег у самураев не бывает… И потом, Мадара, я сейчас не в том настроении…

─ …чтобы говорить загадками, хорошо, говорю прямо: эти деньги были взяты им в долг. И не только они, жаль, что не удалось поймать…

─ Извините, Мадара сама, я немного опоздал.

─ Э? ─ Повернувшись в ту сторону, откуда звучал голос, собеседники увидели высокого мужчину лет тридцати с длинными каштановыми волосами, забранными в «конский хвост». ─ Лёгок на помине. И так, Нара сан, потрудитесь объяснить вашему, я надеюсь, новому хозяину, откуда в его сундуках взялись деньги на… это… гм… мероприятие. А ремонт замка, к моменту вселения его отца больше похожего на мусорную кучу? А расходы на то, чтобы из старшего сына покойного сделали первоклассного шиноби, а из младшего ─ самурая, хотя пока и не слишком умелого? Ведь одна только катана Кенты куна стоит, если я не ошибаюсь, дороже всей Сэндзюгакуре… А доспехи для стражников? А, наконец, ваш труд? Ведь учёный банкир ─ это далеко не то же самое, что…

─ Мадара!

─ Извините, Хисарама сама, но он совершенно прав, конечно, среди этих денег были те, что некогда пожаловал ему дайме сама и доходы от его владений тоже… Но процентов семьдесят от этих средств ваш покойный отец…

─… взял в долг, это я уже слышал.

─ Возможно, но вы, вероятно, не знаете, у кого. Взял он их у клана Хьюга, я лично присутствовал при составлении расписки и заверил её своей подписью, и сумма, которую занял он, составляет порядка…

─ Ста миллионов рю.

─ По правде говоря, Мадара сама, несколько больше, не так давно был ещё один займ.

─ Да? Ну… в любом случае важным для нас, вернее, для тебя, Хисарама кун является то, что Хьюга и за меньшее могут убить…

─ А могут и не убить, тем более, что недавно, как говорит Нара сан, они дали ему ещё…

─ Согласен, могут и не убить, но ты посмотри, что получается: это не Защитники, что дайме сама однозначно подтвердил, да и похожих воинов среди них попросту нет, твой брат… как только я увидел его лицо, всё сразу стало ясно. Зато в пользу версии о причастности Хьюга говорит, во-первых само наличие этого долга, во-вторых то, что всадник, возможно, подосланный этим кланом, направился в их деревню, в третьих, его видели недалеко от их резиденции…

─ А откуда ты?..

─ Знаю, я тоже без дела не сидел. Ну и, помимо всего прочего, кроме Хьюга учинять расправу над твоим отцом было попросту некому…



Глава-4.

В дверь невысокого и узкого, но длинного одноэтажного домика с двускатной крышей, почти доходящей до земли, крыльцом и дверью, как у трактиров, но без вывески над входом, постучался молодой человек.

 Что надо?!  Прозвучал грубоватый голос из открывшегося крохотного окошечка.

 На счёт меня должны были сообщить, я Эдо Сатоси… в карты поиграть.

Находившийся по ту сторону двери хмыкнул, после чего форточка закрылась, металлически щёлкнул засов на двери, последняя открылась гораздо медленнее, чем можно было ожидать.

 Проходи вон туда,  появившийся в проёме огромного роста широкоплечий охранник со всклокоченными рыжими волосами кивул на небольшую деревянную дверку в противоположном конце пустой маленькой комнаты,  потом прямо по коридору, там тебя встретят.

 Кто?

 Увидишь, и давай проходи, нечего тут сквозняки впускать.

Дверь за спиной Хисарамы с грохотом захлопнулась, «Эге, да она железная,  подумал молодой шиноби,  и жутко тяжёлая, судя по всему, скорее всего где-то здесь есть потайная кнопка или рычаг, запирающие её… без взрывной печати не откроешь, ещё и этот громила рядом, а это ведь только для того, чтобы бродяг отваживать…». Коридор за дверью, также, как и передняя, не отличался богатством обстановки: голые стены, до высоты человеческого роста покрытые бледно-голубой краской, во многих местах облупившейся, а выше  белёные, по слабой электрической лампочке на потолке через каждые три шага, примерно на таком же расстоянии друг от друга  проёмы, закрытые непрозрачными раздвижными ширмами, из-за которых доносились где болтовня «готовой» компании, где женский смех, где пьяная ругань.

В конце прохода была деревянная двустворчатая дверь, возле которой стояли двое молодцов довольно крупного телосложения, правда, уступавшие тому, кто встретил сына убитого самурая у входа.

 Ой! Кто к нам пришёл!  Воскликнул, завидев гостя, один из них  белокурый молодой парень со спортивной фигурой, очевидно, подвыпивший.  Никак сам Намикадзе Фудо кун с долгом рассчитаться!

 Правильно, давно пора.  Густым басом почти без интонаций подхватил другой  черноволосый мужчина средних лет с толстенным ручищами и телом, по форме очень похожим на бочку.

 Ой, мина сан! Да только вы ошибаетесь, меня зовут…

 Ха! Ты смотри, Ген кун! Мало того, что своих же ребят деньги на столько времени зажал, так ещё и во лжи нас обвиняет, разве друзья так поступают?!

 Нет.

 Говорю вам, вы ошибаетесь, я не ваш друг…

 Опа! Теперь он ещё и от дружбы с нами отказывается! По-моему он должен извиниться, нэ, Ген кун, ты как считаешь?

 Должен, иначе я ему…  всё так же спокойно произнёс собеседник.

Тот, кто должен был извиниться прекрасно понимал, что абсолютно незачем наживать себе лишние проблемы, не пойдя на уступки каким-то двум хулиганам, он даже открыл было рот, чтобы произнести два простых слова, но достоинство Хирасамы Сэндзю  потомка старинного самурайского клана не позволило им слететь с его языка, с другой стороны, применять силу тоже пока не стоило, так что он делал самое опасное из всего, что можно было бы предпринять в такой ситуации  стоял и молча смотрел на обоих охранников, казалось, уже начинавших злиться по-настоящему.

Спустя секунд пятнадцать, промычав что-то нечленораздельное, Ген нанёс пришельцу оперкот в челюсть. Без сомненья, его мишени случалось парировать куда более стремительные и технически правильные удары, однако, Хисарама, ничего не предпринял, в результате чего, от огромной силы удара (уж в этом то его противнику отказать было нельзя) буквально подпрыгнул на полметра и упал на бетонный пол, откуда мог бы вскочить в ту же секунду, однако и этого он делать не стал, как выяснилось, на своё счастье.

 Стой, Ген кун, что ты так разгорячился?! Не видишь разве, что это не Фудо кун, тот бы тебя за такие дела живьём наизнанку вывернул! А ты вставай!

Тот, к кому обращались, медленно поднялся.

 Ты это… извини, что он так, наверное, плохо позавтракал сегодня,  с этими словами второй охранник подтолкнул гостя, прошедшего, по его мнению, проверку к двери,  бос, к тебе, чистый!

Войдя, «чистый» посетитель оказался в довольно большой, со вкусом обставленной комнате без окон и часов. Посреди неё стоял массивный деревянный стол, за которым сидели три молодых человека с картами.

 Фул хаус, мина сан!  Довольно громким голосом произнёс сидевший прямо напротив входа брюнет лет двадцати в сером кимоно без рисунка и круглых тёмных очках.  И я думаю, нам следует поприветствовать гостя. Коничива!  Игроки встали из-за стола и поклонились.

 Коничива! Я Эдо Сатоси, а вы…

 Хьюга Бенджиро, управляющий, так сказать, ─ говоривший обвёл глазами комнату, ─ этих господ, с вашего позволения, представлять не буду, они и так слишком известны… в определённых кругах… Прошу вас, садитесь, Эдо сан, хотите что-нибудь выпить?

─ Я не пить сюда пришёл…

В ответ на это, не слишком учтивое высказывание послышался сдержанный смешок, по видимому, присутствующие были в хорошем расположении духа, или просто не хотели раньше времени причинять никаких неудобств потенциальному источнику дохода.

─ Ну, раз уж вы столь решительно настроены испытать госпожу Удачу, не будем заставлять её ждать. Возьмите себе фишки, белые ─ по пятьдесят рю, жёлтые ─ сотни, красные ─ по пятьсот, ну, а если вы желаете играть по крупному, то есть синие, по тысяче, с наличностью вопрос будем решать потом, когда выиграете, ну, или проиграете, это уж…

Хисарама молча взял из стоявшей на небольшом комоде красивой деревянной коробки почти все (в общей сложности около ста) синие костяные кружочки с выгравированным на них стилизованным солнцем ─ символом клана, которому они принадлежали. В ответ на это Бенджиро молча окинул гостя оценивающим взглядом: новенькое кимоно, пятьсот рю, не меньше, поверх него ─ щёгольский расписной хаори, какой не сошьёшь дешевле, чем за две тысячи, причёска, как подобает представителю одной из высших каст, ухоженные руки, вряд ли хоть раз в жизни бравшиеся за лопату или плуг… Настораживало только одно ─ слишком уж часто этот посетитель искал левой рукой что-то у пояса, там, где обычно носят тати и катаны, будто он привык носить там что-то подобное и машинально проверял его наличие… Впрочем, даже если это был воин, он вряд ли мог представлять сколь-нибудь реальную угрозу для человека, в совершенстве владевшего фамильными секретами клана Хьюга, сидевших тут же его лучших воинов и ещё двух, также очень неплохих, находящихся буквально за дверью. Деньги же у этого человека, судя по всему, были, по крайней мере, пришелец уж точно располагал тем, что можно было бы забрать в счёт карточного долга.

Будучи погружён в подобные раздумья, и не желая растягивать игру, молодой управляющий со своими помощниками за несколько партий выиграли у Хисарамы все фишки.

─ Фу-ух, ─ не слишком хорошо изображая усталость и удовольствие, полученное от игры, Бенджиро откинулся на спинку стула, ─ ну, а теперь Эдо сан, извольте рассчитаться, ничего не поделаешь, не повезло…

─ Я бы хотел ещё фишек.

─ Нет, уж вы, пожалуйста, сначала рассчитайтесь, а там и ещё сыграть можно.

Пока звучали эти слова, один из игравших ─ высокий худой парень со светло-каштановыми волосами, похожий на жителей страны Ветра, медленно поднялся со своего стула и также, не спеша, направился к Сэндзю. Но, не успел он сделать и двух шагов, как, будто споткнувшись обо что-то, упал, в следующую секунду поднявшись над полом где-то на метр, удерживаемый несколькими светло-коричневыми стеблями, каждый из которых был толщиной с молодое дерево, более гибким, чем лиана и крепким, как берёза. Не успели двое его товарищей понять, что произошло, как тоже оказались скрученными по рукам и ногам чем-то подобным.

─ Какого чёрта ты делаешь?! ─ Голосом, абсолютно не похожим на тот, которым он говорил прежде, закричал Бенджиро.

─ Ой, как невежливо! ─ В ту же секунду на стеблях появилось множество шипов, вроде тех, что бывают на стеблях роз, но почти вдвое более длинных, сами же древесные путы стали медленно, но с огромной силой сжимать их тела. ─ Я всего лишь делаю то, что вы хотели сделать со мной, и уже сделали с моим отцом.

─ Каким отцом?! Что ты несёшь?! Немедленно выпусти нас или…

─ Да нет, «или» как раз будет, если я вас выпущу… хотя, может и выпущу, всё зависит от правдивости твоих ответов. И так, Хьюга сама, ─ со злой иронией в голосе произнёс шиноби, ─ позвольте мне снова вам представиться, я Сэндзю Хисарама, сын Сэндзю Даичи, ничего не говорит?

─ А что это мне должно говорить… ну… он… недавно умер… был должен нам и выплачивал проценты… И потом, какого…

─ Это лишнее, ─ стебли так сжали тело молодого Хьюга, что он едва мог дышать, ─ он вам что их нерегулярно пла…

Договорить Хисарама не успел, так как его противник, сообразив, что если так будет продолжаться дальше, он очень скоро может встретиться с основателем своего клана, резко мотнул шеей (на ней, по понятным причинам, не было этих пут), после чего комната заполнилась каким-то белым, туманом, таким плотным, что нельзя было разглядеть вытянутую руку, и где-то среди этой полумглы прятался враг, медленно но неотвратимо наступавший, позвякивая доспехами… Иллюзорные самураи не достигли своей цели, так как были разогнаны коротким, но звонким «Кай!», заставившим их вернуться в глубины сознания своего создателя…

─ Не позорь свой клан, Бенджиро, я на такие фокусы не покупаюсь, и так, я повторяю вопрос, за что вы убили его? И кто конкретно это сделал?

─ Ты дурак! Для чего нам было это делать, если почти все доходы от его поместий поступали в наши карманы?!

─ Не знаю, вот ты мне и расскажи…

─ Идиот! Ли! Яманака!

В ту же секунду дверь распахнулась, и в комнату ворвались двое дежуривших по ту сторону громил, Хисарама хотел применить свою сдерживающую технику и на них, но тут обнаружил, что руки и ноги не слушаются его. И самое ужасное было в том, что они слушались кого-то другого, и не только они…

─ Всё в порядке, босс, ─ произнёс кто-то его губами, ─ цель захвачена.

─ Ха-ха! Молоток, Яманака! А теперь убери от нас эти сорняки.

─ Момент… ─ Сама собой сконцентрировалась чакра, подчиняясь кому-то другому сложились печати, и стебли, сдерживающие Хьюга Бенджиро с его помощниками, исчезли, ─ Так, а теперь я покидаю это тело, а то он сам сейчас меня выпрет, не такой слабый, однако, каким хочет казаться…

─ Постой, ─ управляющий подошёл к своему противнику, вернее, к телу своего противника, в котором временно находилось сознание его союзника, и стал в фирменную стойку своего клана.

─ Понял. Ну что, на счёт три? Раз.

─ Два.

─ Три.

Не успел Хисарама понять, что его тело вновь принадлежит своему хозяину, как на него обрушился целый град ударов, спустя, казалось, сотую долю секунды, шиноби безжизненно повалился на пол…



Глава-5.

─ Да, я понял, ─ было первым, что услышал он, приходя в сознание, ─ где он, конкретнее можешь сказать? Хай… это рядом с ней?.. Хай, слева или справа?.. Отлично! Ну что, ─ произнёс Бенджиро, когда закончил разговор по недавнему изобретению ─ похожему на подсвечник телефонному аппарату, обращаясь к лежащему на полу неудавшемуся мстителю, ─ очухался, Сэндзю сама? ─ Со злой улыбкой сказал он и резко ударил его ногой в солнечное сплетение. ─ Ты встать то не особо пытайся, всё равно не сможешь в ближайшие минут двадцать, только больнее будет, по своему опыту знаю.

─ Гад! Ну так убей меня, чего же ты ждёшь?!

─ Ах та-ак?! ─ Поверженный ниндзя вновь получил сильный удар, ─ нет, дружок, за твои дела такое наказание, как быстрая смерть, было бы слишком лёгким, я, кажется, уже придумал кое-что для тебя подходящее, но сначала мы все вместе кое-куда прокатимся, чтобы ты окончательно понял, что твой визит к нам абсолютно напрасен. Ты хоть знаешь, как выглядел тот, кто убил твоего отца?

─ Знаю. ─ Забыв о боли, Хисарама с интересом посмотрел на своего мучителя, в голосе его чувствовалась некоторая доля сомнения.

─ А раз так, то какого-то гадзина, подходящего по приметам, нашли мёртвым недалеко от строящейся плотины в долине Туманов, вернее, где-то на полри выше её по течению. Съездим, посмотрим на него, а потом… увидишь… Эй, Ли, ты, кажется, хвастался, что умеешь вязать какие-то особые узлы?

─ Да. ─ Всё так же меланхолично ответил черноволосый толстяк.

─ Ну, так и свяжи этого как следует, а потом потащишь до долины Туманов, Харуно, Сабаку, Яманака, пойдёте с нами, вам ведь, наверно, тоже охота с нашим гостем поквитаться, да и… знаю я побочную ветвь, этому Катсуо только дай волю, он меня прямо в эту долину, на остренькие камушки и…



Две высокие скалы, даже вблизи напоминавшие человеческие фигуры, строго смотрели на несущийся мимо них бурный поток, добегающий до края каменистой площадки и с грохотом падающий вниз. Там, прежде чем продолжить свой путь, он пенился и подпрыгивал, рассыпаясь на множество капель, как крупных, блестевших, словно бриллианты в лучах заходящего солнца, так и настолько маленьких, что их нельзя было разглядеть невооружённым глазом. У одного из утёсов

<!--[if gte mso 9]> Normal 0 false false false MicrosoftInternetExplorer4 <!--[if gte mso 9]> <!-- /* Font Definitions */ @font-face {font-family:SimSun; panose-1:2 1 6 0 3 1 1 1 1 1; mso-font-alt:宋体; mso-font-charset:134; mso-generic-font-family:auto; mso-font-pitch:variable; mso-font-signature:3 680460288 22 0 262145 0;} @font-face {font-family:"\@SimSun"; panose-1:2 1 6 0 3 1 1 1 1 1; mso-font-charset:134; mso-generic-font-family:auto; mso-font-pitch:variable; mso-font-signature:3 680460288 22 0 262145 0;} /* Style Definitions */ p.MsoNormal, li.MsoNormal, div.MsoNormal {mso-style-parent:""; margin:0cm; margin-bottom:.0001pt; mso-pagination:widow-orphan; font-size:12.0pt; font-family:"Times New Roman"; mso-fareast-font-family:SimSun;} @page Section1 {size:612.0pt 792.0pt; margin:2.0cm 42.5pt 2.0cm 3.0cm; mso-header-margin:36.0pt; mso-footer-margin:36.0pt; mso-paper-source:0;} div.Section1 {page:Section1;} --> <!--[if gte mso 10]> /* Style Definitions */ table.MsoNormalTable {mso-style-name:"Обычная таблица"; mso-tstyle-rowband-size:0; mso-tstyle-colband-size:0; mso-style-noshow:yes; mso-style-parent:""; mso-padding-alt:0cm 5.4pt 0cm 5.4pt; mso-para-margin:0cm; mso-para-margin-bottom:.0001pt; mso-pagination:widow-orphan; font-size:10.0pt; font-family:"Times New Roman"; mso-ansi-language:#0400; mso-fareast-language:#0400; mso-bidi-language:#0400;}

У одного из утёсов стоял среднего роста молодой человек в коротком чёрном кимоно, украшенном довольно искусным белым рисунком. С ним неплохо гармонировал тёмно-красный пояс, за который был заткнут вакидзахи без цубы в простых деревянных ножнах. Всё это в сочетании с суровым выражением лица своего хозяина придавало бы ему достаточно грозный вид, если бы не большие круглые очки, делавшие его похожим на кого-нибудь вроде библиотекаря или учёного монаха. Завидив своими зоркими глазами приближающихся всадников, юноша, подождав немного, с демонстративной медлительностью развернулся к ним лицом и поклонился лишь тогда, когда двоюродный брат, оставив в нескольких шагах позади себя четырёх помощников и пленника, перекинутого через седло одного из них (подобно своему владельцу, лошадь Гена Ли размерами значительно превосходила даже многих из тех, что считаются крупными) находился от него на расстоянии вытянутой руки.

─ Коничива, Катсуо сан.

─ Коничива, Бенджиро сан, а вы почти не опоздали…

─ Начальство не опаздывает, а задерживается, так, где мертвяк?

─ Там, ─ представитель побочной ветви кивнул на ущелье.

─ Да?... ─ Управляющий притоном бросил подозрительный взгляд на своего двоюродного брата.

─ Если ты боишься, я могу и отойти…

─ Ну что ты, нет, просто берег такой большой, что лежащее без движения тело с такой высоты можно и не заметить, давай вместе подойдём, ты впереди, всё мне покажешь…

─ У меня другая идея, ─ после нескольких минут раздумья произнёс Катсуо, ─ пошли туда своих дармоедов, здесь недалеко спуск, пусть сюда вынесут, мы его заодно и обыщем…

─ Слышали бы это они! ─ Усмехнулся Бенджиро. ─ Ладно, сделаем, эй, Ли, Яманака, сюда, и друга нашего с собой возьмите!

─ Да, кстати, а он кто?

─ Я тебе потом расскажу… Так, мина тян, этого господина оставьте здесь, а сами бегом вниз, местность знаете.

─ Хай, ─ уверенно ответил Яманака.

─ Тем лучше, как увидите труп ─ это наш, берите его и сюда тащите.

Кивнув, те, к кому обращались, пошли быстрым шагом к тому месту, где склон был не просто более отлогим, но образовывал нечто вроде природных ступеней. После их ухода на некоторое время воцарилось молчание, прерванное Хасирамой.

─ Послушайте, Бенджиро сан…

─ Ого! Это за что же мне такое уважение?!

─ Я таких, как вы, вообще не уважаю, вот только теперь у нас с вами, похоже, появился общий интерес.

─ Это какой же?

─ Я начну издалека, вы ведь никуда не торопитесь?

─ Он ещё и шутит! ─ Усмехнулся наследник главной ветви. ─ Редкое самообладание… Давай говори, шлёпнуть мы тебя всегда успеем. Вот только… ─ Присев на корточки, Бенджиро пару раз прикоснулся к груди своего поверженного врага, ─ теперь можешь говорить, сколько угодно, раньше, чем через час, ты всё равно не зашевелишься.

─ Так вот, я начну издалека… я не очень хорошо понимаю в делах якудзы, но… это ваш район, так?

─ Допустим.

─ Он… давно ваш… ну, тоесть, я хочу сказать, у вас ведь на этой территории нет никаких конкурентов, вернее… не было, до сих пор не было…

─ И ты намекаешь на то, что поиск тех, кто здесь работает, равным образом, как и их устранение, выгодны для нас обоих, для тебя ─ в смысле мести, для нас, так сказать, в экономическом?

─ Да. Подумайте, у меня есть брат-самурай, дайме Огня ─ наш господин и старый друг, есть и другие, не менее влиятельные, не говоря уж о собственном вооружённом отряде. Всё это будет в вашем распоряжении, если вы согласитесь сотрудничать…

─ Оно и так будет нашим, рано или поздно... если, конечно, его не конфискует в свою пользу ваш драгоценный дайме, а он, кстати, тоже является нашим должником, а значит, рано или поздно… Ну… ты понял, вооружённый отряд? Это даже не смешно, кого ты можешь нам предложить? Несколько десятков асагиру, нетвёрдо знающих, с какого конца держаться за копьё? Да один Ли их голыми руками передушит… Тот, кто осмелится идти против Хьюга, очень скоро не сможет ходить вовсе, и это не только к тебе относится… И я уж не говорю о том, что, пока мы ехали, я начал подозревать тебя в том же, в чём ты,я кобы, подозревал меня…

─ Что за бред?! Зачем бы я тогда к вам пришёл?!

─ Это было бы бредом, если бы ты работал один… А так… Впрочем, тебе, всё равно, не жить, так что, не важно… О! Привет, кто это с вами?..

─ Намикадзе Фудо.

─ Перестань, Яманака кун, это уже не смешно.

─ Не смешно, тем более, что это, и правда, он.

─ Да-а?... ─ Бенджиро, присев на корточки, снял очки и пристально посмотрел на покойного. ─ Очень интересно, воды в лёгких нет… все внутренние органы целы, чакра-каналы тоже, а вот чакры в них нет, а куда она делась? Небольшое внутреннее кровоизлияние, но от такого не умирают…

─ Подожди, Бенджиро, ─ наклонившись, Катсуо распахнул чёрный плащ того, кто когда-то был Намикадзе Фудо, расстегнул оказавшийся под ним кожаный нагрудник, и, разрезав кунаем полотняную рубашку, указал на небольшую вмятину на груди с довольно сильным, хотя и ничтожным по площади, ожогом в центре. ─ Огненное касание, одного моего друга таким убили, следов, как видишь, почти нет, особенно, если через одежду… зато результат почти всегда фатальный для мишени. Быстро, трудно защищаться, идеальный приём для ближнего боя, правда, и воспользоваться им может не каж…

Последняя фраза юноши замерла у него на губах, после чего, сказав ещё пару слов без звука, он ничком повалился на землю.

─ Катсуо ты ч… Чёрт, это ещё что?! ─ Почти вскричал Бенджиро, обнаружив, что собственное тело не слушается его. С трудом повернув голову, он увидел пять длинных теней, идущих к своим ногам и нижним конечностям помощников… А! Нара… Жить надое… ─ Не успев договорить, Хьюга поднялся и, достав нож, разрезал верёвки Хасирамы, к великому его удивлению, последний, хотя и очень медленно, с явным усилием, но всё-таки поднялся на ноги. ─ О-го! Только теперь я начинаю понимать, как нам тогда повезло, вот только наше везение, увы, не кончилось, ты, хоть и ходишь, но еле-еле, об остальном и речи быть не может, а тени эти ─ почти игрушка, минут пять и всё, банкирчик то ваш таким же беззащитным останется, а что будет потом, вы себе и не представляете!

─ Боюсь, что в этом вы не правы, ─ с этими словами к великому ужасу всех присутствующих Нара, оставив позади собственную тень, спокойным шагом направился к сыну своего бывшего хозяина и взвалил его на спину.

─ Ксо! К… как ты это?!

─ Чакра-клинки, слышали когда-нибудь? Ну, а за эти пять минут мы будем уже далеко, саёнара!



Глава-6.

Там, где Огненная река делает крутой поворот, будто страшась близости страны Ветра с её пустынями и гибельными иссушающими ветрами, между двумя, очень близко проходящими друг от друга петлями, защищённая быстрым потоком с трёх сторон, широким и глубоким ущельем ─ с четвёртой, с давних пор располагается довольно большая, особенно для такого изолированного положения, деревня. Принадлежит она клану Учиха, утверждающему, что дайме Огня пожаловал это селение первому из них больше ста лет назад. Справедливости ради стоит сказать, что в те времена эта область была за границами подвластной указанному крупному феодалу страны.

Лет за пятнадцать до начала этой повести к владельцу селения, которого равные по званию между собой, а иногда и в глаза, именовали Старый Учиха, прибыли трое учеников: Аико старшая, Хасирама средний и совсем ещё маленький Кента. Вопрос об их принятии был решён почти сразу, как только глава клана увидел детей своего боевого товарища, а главное, дорогие дары, которые они принесли с собой. Сначала глава клана сам занимался с воспитанниками, как теорией, так и практикой военного дела, но, спустя года полтора, когда выяснилось, что дети растут, а он стареет гораздо быстрее, чем того хотелось бы, перепоручил их своему старшему сыну Мадаре, который сам лишь недавно закончил обучение, но в то же время мог легко победить двух-трёх взрослых шиноби средней руки.

Так прошёл ещё год, и теперь уже этот наставник начал опасаться, что ему вскоре нечему будет учить двух братьев и сестру Сэндзю. Тогда же выяснилось, что из юных воспитанников следует готовить не одну команду, как того хотел их отец, а обучать их разным аспектам воинской науки.

Аико ─ самая старшая и, как представлялось ранее, самая способная из всех мало продвинулась в верховой езде, рукопашном бое, техниках ниндзюцу и владении оружием, но зато в теоретических аспектах, а особенно медицине, она в свои неполных тринадцать лет была едва ли не компетентнее Мадары и его отца, а та её черта, что в начале приняли за отвагу, оказалась какой-то причудливой, диковатой, граничащей с серьёзным психическим расстройством смесью циничности и жестокости в сочетании с почти полным отсутствием страха перед болью и смертью. Поняв это и несколько сократив время на обучение девочки военному искусству, к её образованию добавили обязательные теоретические и практические занятия с жившим в деревне монахом-лекарем ─ одним из лучших знатоков этого ремесла в стране Огня.

Хасирама, обладая уникальной древесной техникой, оказался очень силён в ближнем бою, однако, ещё больших успехов он достиг в маскировке на поле боя, использовании взрывных печатей и военной разведке. Поэтому с согласия и на деньги своего отца он был отправлен для продолжения учёбы в храм Огня, служки и монахи которого издревле развивали искусство ниндзя.

Из Кенты, судя по всему, должен был выйти отличный самурай, но… при своих выдающихся способностях он, по выражению Старого Учиха «всё время чего-то ждал», нет, младший ученик не был ленив, более того, частенько Кента работал даже слишком усердно, но при этом будущий самурая будто боялся собственной силы. На поединках, и даже упражняясь с манекенами, он порой наносил удары гораздо слабее, чем мог, а после поклона с противником, которого он мог вывести из строя одним ударом, почему-то уходил в оборону, в результате чего его менее искусный партнёр имел больше шанцев упасть от изнеможения, чем быть побеждённым младшим и, возможно, самым талантливым, но «вечно ждущим» сыном Сэндзю Даич
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль http://magic-fata.forum2x2.ru
 
Фанфик (не мой) Наруто "Под осенью листвы"
Вернуться к началу 
Страница 1 из 1
 Похожие темы
-
» "Дохтора вызывали ?" Лечимся сами, лечим семью...
» Тарт "Решетка" с шоколадным пудингом
» Пирожное "Картошка"
» "Баклажановое чудо"- фаршированные половинки баклажан
» "Лель любнАни" - Ливанская ночь. Десерт. Арабская кухня

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
Magic Fata :: Мои увлечения :: Анимэ и манга-
Перейти: